Флагман «Водника». Э.Я.Стайсон

В 1934 году на северном берегу Крестовского острова, на месте бывшего Императорского Речного яхт-клуба был поднят флаг яхт-клуба спортивного общества «Моряк», позднее преобразованного в «Водник». Судьба отвела яхт-клубу не слишком длинную жизнь - всего полвека, но сколько замечательных мореходов и прекрасных яхтсменов-гонщиков навсегда оставили память своего сердца в этой уютной гавани под кронами вековых деревьев!

Право считаться лидером коллектива яхтсменов «Водника» всех поколений безусловно принадлежит Эдуарду Яновичу Стайсону.

Латыш по национальности, Эдуард Стайсон родился в Петрограде в 1923 году. Родители в дореволюционные времена жили не бедно и от прошлой жизни сохранили свой добротный дом на Крестовском острове, в деревне, располагавшейся на месте нынешнего Приморского парка, недалеко от бывшего Императорского Речного яхт-клуба. Правда, заниматься парусом юный Стайсон стал в 1936 году, когда клуб уже прочно обосновался на соседнем Петровском острове.

В яхт-клубе ЛГСПС Стайсон вместе с другими сверстниками успешно прошел положенный для начинающего яхтсмена курс обучения. Усердие и смекалка парня были отмечены старшими товарищами и в 1939 году он досрочно получил право самостоятельно участвовать в гонках в качестве рулевого. В то время в яхт-клубе тщательно соблюдались традиции прошлых десятилетий: культивировалось уважение к залуженным яхтсменам, к глубоким знаниям морских дисциплин, к достижениям в гонках.

Да и молодежи было с кого брать пример, на кого равняться! Их одноклубник Иван Матвеев к 25 годам стал фаворитом всех соревнований в СССР, назначался флагманом дальних морских походов ленинградских яхт, ходил с ними до Архангельска, побывал в Финляндии, Швеции и Норвегии. Молодой капитан Сергей Ухин командовал знаменитым тендером «Рабочий», побеждал в гонках, создавал проекты новых гоночных швертботов.

stayson 01Талантливыми мастерами проявили себя двадцатилетние рулевые Дмитрий Коровельский и Константин Александров, оспаривавшие первенство у самого Матвеева. Из юношей выделялся настойчивый и целеустремленный Борис Лалыко, бывший всего на год старше Стайсона, но уже доставлявший ни мало хлопот куда более старшим соперникам. Он же был еще и известным в городе лыжником, победителем юношеского первенства Ленинграда! Не затерялся на гоночной дистанции и Стайсон, выигравший в последнюю предвоенную навигацию первенство Ленинграда среди юношей в гонках с пересадкой экипажей. 21 июня 1941 года Эдуард Стайсон получил аттестат об окончании школы, а через месяц был призван в Красную Армию и после короткого обучения стал бойцом полковой разведки. Эдуард Янович не любил рассказывать о войне. Груз воспоминаний тяготил его. Известно только, что он был награжден орденами Славы II и III степеней, Красной Звезды, Отечественной войны, медалями.

В одной из рукопашных схваток во вражеском окопе разорвавшаяся рядом граната изрядно посекла его тело. Глубоко впившийся в тело осколок до конца жизни был предметом объяснений при прохождении контроля в аэропортах. Вернувшись после войны в Ленинград Стайсон не колебался с выбором профессии и поступил на учебу в Высшую школу тренеров при Институте физической культуры им.П.Ф.Лесгафта, которую с успехом закончил в 1947 году. О собственной спортивной карьере на время пришлось забыть, слишком много внимания требовала работа в только-что созданной детской парусной школе Центрального яхт-клуба.

Для массового обучения детей использовали изрядно потрепанные, но все же сохраненные в блокадные годы самими яхтсменами швертботы и яхты, включая принимавшие участие в обороне города двухмачтовые «Пионер» и «Стахановец». На «Пионере» состоялся капитанский дебют Стайсона в 1948 году.

С группами учащихся до 20 чел. «Пионер» под командованием тренеров В.Добровольского и Э.Стайсона совершал учебные плавания из Ленинграда в полуразрушенные войной Койвисто и Выборг. Многие яхтсмены прошли в этих плаваниях жесткую школу «оморячивания» и с благодарностью вспоминали своих первых наставников. Несмотря на все послевоенные трудности парусный флот развивался. По проектам ленинградских яхтсменов В.Александрова и А.Киселева, создавался массовый флот килевых яхт с парусностью от 30 до 100 кв.м. Возможность участвовать в гонках появилась и у Стайсона. Выбор пал на самый спортивный в то время класс килевых яхт – «Л-4». Здесь до 1952 года выступали большинство сильнейших рулевых того времени: И.Матвеев, К.Александров, Д.Коровельский, Э.Кузманов, А.Чернов, М.Антонов, В.Горлов.

Первый серьезный успех пришел в 1953 году, когда на чемпионате СССР в Риге экипаж Э.Стайсона завоевал бронзовую медаль. Тогда победу одержал его одноклубник и близкий друг Виктор Горлов. На следующий сезон удалось перейти в олимпийский класс «Дракон». Дебют получился вполне успешным: бронза чемпионата СССР и включение в сборную команду СССР для участия в матчевой встрече с финскими яхтсменами. Эта встреча состоялась в Ленинграде в середине октября, при исключительно холодной, даже для этого времени года, погоде. И хотя финны гонялись на советских «Драконах», их лидер Э.Фабрициус уверенно занял первое место.

Даже многоопытный И.Матвеев не смог оказать ему серьезной конкуренции. Экипаж Э.Стайсона занял четвертое место, пропустив на третье еще одного финна. Было, о чем подумать, ведь финские яхтсмены не относились к элите парусного спорта. Правда, все заметили, что Э.Фабрициус в течение гонки регулярно использовал алкогольный допинг, тогда незапрещенный, но вряд ли в этом была причина его успеха. Выводы из этого поражения были сделаны правильные и год спустя, на ответной встрече в Ханко, экипажам Матвеева и Стайсона удалось победить финнов на их воде. Более серьезный экзамен пришлось выдержать осенью 1955 года в Ленинграде, на матчевой встрече со шведами, бывшими в числе мировых парусных грандов. Здесь победил И.Матвеев, а экипаж Э.Стайсона занял второе место и по итогам всего сезона вошел в число кандидатов на участие в Олимпийских играх 1956 года. Тренерскую работу пришлось оставить, сосредоточившись только на гонках. Олимпийский сезон Стайсон провел достаточно уверенно: выиграл Балтийскую регату, стал призером чемпионата страны, занял пятое место в сильной по составу Сандхамнской регате в Швеции. Тогда запомнился крепкий шторм на переходе «пятерок» и «драконов» сборной СССР из Швеции обратно в Таллин. В то время подобные морские переходы были обыденным делом и Стайсон всегда ходил из Ленинграда в Таллин или из Севастополя в Одессу своим ходом.

В Мельбурн Эдуард Стайсон поехал запасным рулевым, как и его друг Виктор Горлов. Плавание на теплоходе «Грузия» от Одессы до Мельбурна, целый месяц, проведенный на далеком континенте среди лидеров мирового паруса, атмосфера олимпийской регаты оставили неизгладимые впечатления на всю жизнь.

stayson 02Поставленную перед собой задачу на новое четырехлетие Стайсону пришлось решать в непростых условиях. В классе «Дракон» не собирались сдавать своих позиций И.Матвеев и Е.Канский, перешел с класса «Финн» и сразу заявил о себе москвич Ю.Шаврин, а в завершении сезона 1957 года сенсационную победу в чемпионате СССР одержал 27-летний Вячеслав Попель – одноклубник Стайсона, закончившего чемпионат страны за чертой призеров. Не лучшим для него оказался и следующий сезон. В.Попель уверенно закрепился в лидерах сборной страны, И.Матвеев занял вторую позицию, а Э.Стайсон только пятую.

Соперничество с быстро прогрессирующим Попелем, оставаясь с ним в одном клубе, для Стайсона практически не имело перспективы. В 1958 году он перешел из Центрального яхт-клуба ВЦСПС и из общества «Трудовые резервы» в яхт-клуб общества «Водник». Решение оказалось правильным и 1959 год стал триумфальным для Э.Стайсона. Он занимал призовые места на Черноморской и Балтийской регатах, а завершил сезон долгожданной победой на чемпионате СССР в Одессе, оставив Попеля с серебряной медалью! К сезону 1960 года Стайсон подошел в отличной форме: Балтийскую регату уверенно выиграл, а на чемпионате страны «дожал» отчаянно боровшегося за место в олимпийской команде Попеля. Путевка в Неаполь была завоевана экипажем Стайсона!

Радовался Стайсон и за своего друга Виктора Горлова, также завоевавшего право олимпийского старта, выиграв отбор у Константина Александрова. Конечно, строить иллюзии относительно олимпийского успеха им обоим не приходилось. Серьезного опыта соперничества с сильнейшими гонщиками мира у них не было, а уровень отечественной материальной части оставлял желать много лучшего. А получилось так, что только для ленинградских яхтсменов не приобрели за рубежом конкурентные яхты. Обоим экипажам пришлось выступать на яхтах, построенных Ленинградской судоверфью ВЦСПС.

Для Горлова, рискнувшего выступать на совершенно новой яхте «Виктория» проекта М.Порцеля, выбор оказался фатальной ошибкой. Эта яхта и в дальнейшем «не шла» ни у кого из коллег по клубу. Жаль, что замечательный проект последней «пятерки» А.П.Киселева, с которой связаны все последующие успехи В.Горлова, опоздал на два года.

На регате в Неаполе экипаж советского «Дракона» в составе Э.Стайсона, Н.Епифанова и В.Можаева выступал на яхте «Персей» и занял только 16 место. На фоне фантастической победы Тимира Пинегина и Федора Шуткова в «Звездном» классе, блестящего выступления Александра Чучелова, ставшего серебряным призером на «Финне», выступление ленинградцев выглядело провалом. Не лучшим образом оно сказалось и на последующей гоночной биографии Стайсона. Он еще продолжал выступать, но призовых мест уже не завоевывал. Попытка попробовать себя на «пятерке» не принесла успеха.

В небольшом ленинградском «Воднике» уже был высококлассный рулевой Сергей Малыгин, не раз входивший в число победителей и призеров всесоюзных регат, большим потенциалом в этом классе обладал молодой Юрий Киселев. Ресурсов на третий экипаж не было. Так или иначе, но с 1964 года Эдуард Янович Стайсон стал старшим тренером «Водника», сменив на этом посту заслуженного тренера РСФСР Геннадия Семеновича Назарова. Одновременно, он стал старшим тренером сборной команды Ленинграда по килевым яхтам.

Именно на тренерской работе раскрылся талант Э.Я.Стайсона. Глубокое знание предмета, умение располагать к себе людей, заводить нужные для дела связи сочетались в нем с принципиальностью в отстаивании своей позиции перед руководителями любого уровня, с твердостью в требованиях к спортсменам и тренерам яхт-клуба. Уже в следующем 1965 году сборная команда Ленинграда под руководством В.Д.Обухова и Э.Я.Стайсона завоевала почетный приз «Серебряная яхта» за победу в командном зачете на чемпионате СССР, а его подопечные экипажи с рулевыми В.Васильевым в классе «Звездный», С.Малыгиным и Ю.Киселевым в классе «5,5» вошли в состав сборной команды Советского Союза.

stayson 03Для Владимира Васильева со шкотовым Эдуардом Шугаем присутствие в сборной страны было делом привычным, но судьба экипажа складывалась драматично. В 1963 году они победили на чемпионате СССР, оставив позади не только своего друга и соперника Бориса Мирохина, но и олимпийского чемпиона Т.Пинегина. За зиму Васильев в содружестве с Мирохиным детально проработали строительную документацию нового «Звездника», а уникальный мастер и одноклубник Геннадий Щеглов построил редкую по качеству исполнения яхту. Обмерявший яхту Б.Мирохин незамедлительно отправил протокол обмера в США для оформления официального сертификата. В мае предстоял чемпионат Европы во Франции и всем хотелось успешно выступить там на новой яхте.

К началу гонок сертификат не поспел, но спортсменов допустили с условием, что документ будет представлен до последней, пятой гонки. Выступление ленинградцев ошеломило всех. Выиграв две первые гонки они и после третьей настолько опережали соперников, что для общей победы в оставшихся двух достаточно было финишировать в первой десятке.

Худшая гонка тогда не выбрасывалась. Но, произошла настоящая драма. В пришедшем на четвертый день письме из Ассоциации класса сообщалось, что сертификат не утвержден: в одном из измерений высота палубы была на 3 мм. выше положенного. Результат экипажа был аннулирован. Как выяснилось позднее, ошибка вкралась в отечественный перевод текста правил. Дело в том, что в официальном тексте правил все измерения давались в футах, а в этом злополучном месте в миллиметрах.

Переводчик текста и те, кто рецензировал его перевод, ошибку не заметили. К чести для экипажа следует сказать, что они не сломались и еще долго продолжали успешно выступать на «Звезднике». После ухода из класса Т.А.Пинегина в 1969 году у Васильева и Шугая появился шанс бороться за лидерство в сборной страны. В 1970 году они заняли почетное 6 место на чемпионате Мира, а в предолимпийском 1971 году выиграли главный старт сезона – Спартакиаду народов СССР. Казалось, что закупаемый в США новый «Звездник» окажется в Ленинграде, но руководители парусного спорта в Москве решили иначе. Эта последняя капля переполнила чашу терпение В.Васильева, и он навсегда уехал из Ленинграда. От Юрия Киселева обоснованно ожидали больших результатов. Сын самого авторитетного в стране яхтенного конструктора Анатолия Петровича Киселева был одарен парусным талантом не меньше именитого отца. В 17 лет он выиграл первенство СССР среди юношей на «Олимпике», но на швертботах гоняться не стал, а начал осваивать «пятерку». Кстати, если А.П.Киселев никакого технического образования не имел и все необходимые знания приобрел своим трудом, то его сын Юрий закончил Кораблестроительный институт, где осознанно и глубоко изучал все, что могло быть полезным яхтсмену-гонщику.

На яхтах отцовских проектов он ходить не стал, а добился постройки яхты по собственному проекту, в архитектуре которой угадывались черты последних моделей американских «пятерок». На этой яхте Ю.Киселев добился заметных успехов, а в 1967 году стал вместе с К.Александровым кандидатом в сборную олимпийскую команду СССР. Для них должны были построить на Таллинской верфи две яхты класса «R-5,5» по проекту известного американского конструктора Б.Людерса. «Пятерку» для Александрова построили в кратчайшие сроки, и он на ней с блеском выступил на чемпионате Европы в Швейцарии, где выиграл серебряную медаль, лишь в заключительной гонке упустив победу. Судьба олимпийской путевки была решена и строить яхту для Киселева уже не спешили. Он ее получил меньше чем за месяц до чемпионата СССР и опробовать нигде не успел.

На гонках в Риге Ю.Киселев, несмотря на отсутствие полноценного рангоута и парусов, шел отлично и в решающей гонке вырвал золотую медаль у В.Горлова, намного опередив по сумме очков К.Александрова. Казалось, на смену уходящим фаворитам прошлых лет пришел новый лидер с огромным потенциалом, но через несколько месяцев Международный парусный союз принял решение об исключении «пятерок» из олимпийской программы. Все планы Ю.Киселева и его тренера в одночасье рухнули.

До 1973 года Киселев успешно гонялся, сначала на «Драконе», затем на «Солинге», но, опять же из-за отсутствия качественной материальной части, прекратил вступление в олимпийских классах, став одним из лучших гонщиков в I группе IOR. Заслуженный тренер РСФСР Э.Я.Стайсон также устал от этой вечной и безрезультатной борьбы. Нужно было дать возможность попробовать себя новым людям. За годы руководства спортивной работой клуба Стайсон привлек к тренерской профессии плеяду выросших на его глазах яхтсменов: Юрия Ефимова, Николая Ненарокова, Геннадия Леонтьева. Передав полномочия старшего тренера Бассейнового совета ДСО «Водник» Г.П.Леонтьеву, Стайсон остался старшим тренером яхт-клуба и задался целью осуществить давнюю мечту нескольких поколений – на месте убогих, несколько раз горевших, деревянных построек «Водника» создать новый современный комплекс, увеличить и обновить спортивный флот. Решить такую задачу силами профсоюзного общества было невозможно.

Нужно было найти нестандартное решение. И оно нашлось, в первую очередь благодаря инициативе Э.Я.Стайсона. Он сумел привлечь к решению проблем яхт-клуба заместителя начальника Балтийского морского пароходства В.В.Бедхера и начальника «Главленинградстроя» И.Н.Кугушева, быстро ставших патриотами парусного спорта. Яхт-клуб по обоюдному согласию сторон перешел из ведения «Водника» в собственность БМП. Бедхер возглавил Совет яхт-клуба, а Кугушева избрали председателем Федерации парусного спорта Ленинграда. За три года яхт-клуб БМП преобразился: появилось великолепное здание с просторным вестибюлем, спортивным залом, учебными классами и кают-компанией, в двух просторных эллингах могли зимовать под крышей десятки яхт, там же были парусная, столярная и механические мастерские.

Средств на новый флот БМП не жалело. За короткий срок гавань яхт-клуба стало не узнать, сколько в ней появилось новых первоклассных яхт, преимущественно польской постройки. Не была забыта и детская школа. С позиции сегодняшнего дня передача яхт-клуба от «Водника» Балтийскому пароходству уже не воспринимается однозначно положительно, ведь в результате банкротства владельца, яхт-клуб оказался фактически потерянным для парусного спорта. Но, в то время, подобный поворот событий никому и в страшном сне не мог присниться.

Авторитет, опыт и организаторский талант Э.Я.Стайсона были востребованы при подготовке проведения Олимпийской парусной регаты 1980 года в Таллине. Именно ему было доверено возглавить Гоночный комитет дистанции «Bravo». Перед этим, бригадой Стайсона на отлично были проведены гонки VII Летней Спартакиады народов СССР и крупнейшей в отечественной истории XXXI Международной Балтийской регаты 1979 года. Безупречным было и судейство регаты Олимпийских игр.

После Олимпиады-80 Эдуард Янович еще в течение 12 лет работал тренером, входил в состав Президиума городской федерации, но главным для него оставались гонки и дальние плавания.

В свой последний поход яхтенный капитан Эдуард Стайсон ушел в июле 1992 года. Там, в гавани далекого шведского яхт-клуба, в окружении верных друзей остановилось сердце замечательного яхтсмена и человека.

Автор: С.В.Перфильев


Copyright © 2012-2017 Санкт-Петербургский парусный союз
Разработка и поддержка сайта Сергей Темес