Гаванское Парусное общество

Общество получило свое название по местоположению — Гавани — западной части Васильевского острова, выходившей на Финский залив. Как отмечалось в одном из путеводителей по городу начала ХХ в., «Гавань резко отличается от остальной части города, как по бедности построений, так и по малочисленности населения».
Гаванское общество возникло в 1901 г., выделившись из  Санкт-петербургского Парусного клуба. 23 февраля 1902 г. в Морском ведомстве были утверждены рисунки его флагов и вымпелов.
Правила внутреннего распорядка Общества были разработаны и изданы в 1907 г. Характер Гаванского общества был более демократичным по сравнению с другими подобными обществами в С.-Петербурге (например, Императорским Речным или Невским Яхт-клубами). Прежде всего, в Общество могли вступать лица обоего пола. Вступительный взнос составлял 5 руб., годичный — 10. Впоследствии, когда Общество получило статус яхт-клуба (1914 г.) членские взносы возросли до 15 руб., а вступительные до 10 руб. В 1917 г., очевидно, вследствие инфляции, членский взнос увеличился до 25 руб.
 
gpo01Гости посещали Общество за плату — 3 руб. за половину года (с 1 ноября по 1 мая, и наоборот). Клуб могли посещать дети в сопровождении взрослых. Бесплатный вход в Общество предоставлялся членам всех яхт-клубов, гребных и парусных обществ, морским офицерам, дамам и детям до 12 лет.
Общество имело гавань, где держали суда, как его яхтсмены, так и постоянные гости, причем последние платили в 1,5 раза больше. При этом если судно не было занесено в списки общества, то хозяин (даже если он был его членом клуба) платил за стоянку двойную цену. Плата за летнюю стоянку судов в гавани Общества взималась по 25 коп. с фута длины судна, считая в том числе рангоут, выступающий за нос и корму судна. За стоянку имеющегося при яхте одного тузика не длиннее 10 фут особой платы не взимается. При определении платы за зимнюю стоянку судов, длина корпуса судна в см. умножалась на наибольшую ширину, и за каждые 100 кв. см. взималась плата за стоянку под открытым небом 1/5 коп., а в закрытом помещении по 1/3 коп. За стоянку буеров, как за зимнюю, так и за летнюю, платили по 1 коп. с кв. фута площади, им занимаемой. В плату за стоянку судов и буеров не входило их разоружение, поднятие на берег, накрытие и спуск. Общество не несло ответственности за повреждение или гибель судов и буеров от огня, ледохода, бури, наводнения. Политическая реальность 1900-xгг. заставила руководство Общества добавить в список возможных стихийных бедствий и народные волнения.

Судам яхт-клубов, парусных и гребных Обществ разрешалась трехдневная стоянка в гавани Общества, но не более трех раз в течение навигации. За каждые последующие сутки взималось по 20 коп. С судов членов Гаванского парусного общества, не имеющих постоянной стоянки в Гавани общества, взималось по 10 коп. в сутки.
Место для стоянки каждого судна указывалось начальником гавани. Клубная прислуга обязана была просушивать паруса яхт, выкачивать из судов воду (за исключением случаев сильной течи, до 10 ведер в сутки), проветривать трюмы и т.п. Матросы, служащие на яхтах, как и матросы клуба, подчинялись Начальнику гавани и боцману. Они также вели ночные дежурства за плату и участвовали в авральных работах без особой платы.
 
За порядком на судне следил боцман, причем отпустить судно в отсутствие владельца он мог «лишь по получении письменного разрешения владельца судна на бланке Общества».
Среди задач Гаванского парусного общества также было «оказание помощи жителям Галерной гавани во время наводнений».
Первым председателем Общества был Павел Георгиевич Васильев, инженер-техник, подполковник в отставке. Около 1906 гг. его сменил Г.П. Шелькинг, подполковник (позднее — почетный член общества). В 1908 — 1911 гг. председателем был В.Ф.Мартынов, а затем — Б.Ф.Решетилов, представитель английской автомобильной компании «Daimler». Товарищем председателя одно время был Н.Ю. Людевиг, известный яхтсмен, конструктор буеров, автор пособий по устройству яхт и буерному спорту, неоднократно переиздававшихся и в 1930-е гг. Он был одним из наиболее авторитетных и влиятельных инструкторов по яхтенному спорту в Санкт-Петербурге. Скончался Н.Ю. Людевиг в первую блокадную зиму 1941/42 гг. от дистрофии.

После учреждения на основе Гаванского общества Петроградского морского яхт-клуба его глава стал именоваться не председателем, а Командором. Первым (и, видимо, последним) командором Петроградского морского яхт-клуба был Николай Матвеевич Яковлев (1915 — 1916 гг.), вице-адмирал. Он состоял в Комиссии по сооружению храма в память моряков, погибших в русско-японскую войну.

Гаванское парусное общество не было многолюдным. В первый год своего существования, оно насчитывало 45 членов и 10 gpo02парусных судов. В 1909 г. в нем состояло 50 человек, из них 4 почетных членов, 11 учредителей, 26 действительных, 1 пожизненный, 2 сотрудника. Тогда же число суден достигало 20-ти. По палубной длине они различались от 13("Муха«) до 38.5 футов («Зорька»). Почти все суда были частными. Также было 16 буеров.
Члены Гаванского парусного общества в основном, принадлежали к инженерно-техническому кругу. Среди членов-учредителей упоминаются Антон Федорович Гипп — представитель русских железных дорог по делам международных сообщений, Федор Федотович Мартынов, инженер-техник ( брат В.Ф. Мартынова, бывшего одно время председателем Общества). Состояли в клубе и чиновники — служащий при Министерстве юстиции И.И. Станкевич, а также М.К. Белухин, числившийся в Санкт-Петербургском губернском правлении. В клубе был Виктор Леонтьевич Иванов, действительный статский советник, начальник Санкт-Петербургского училища Дальнего плаванья, также связанный с учебным комитетом Министерства торговли и промышленности (в ведение которого с 1907 г. находились российские яхт-клубы). Около 10 человек состояли в физической обсерватории и в метеорологическом бюро. Членом-сотрудником Общества был Михаил Иванович Троянский, редактор журнала «Яхта». Среди членов Общества были и крупные столичные предприниматели, например, Яков Петрович Беляев, потомственный почетный гражданин, возглавлявший ряд товариществ: («Невское пароходство»), вице-председатель Общества заводчиков и фабрикантов.
Общество занималось только парусным спортом. В том же районе Петербурга в 1900 гг. функционировало Гаванское гребное общество. Среди 50 членов Гаванского Парусного общества в 1909 г. только два состояли в соседнем гребном Обществе — В.И. Булгаков (член-учредитель; судовладельцем в ГПО не был) и Л.И. Шермушенко (действительный член; владел судном «Струй»).

Гаванское парусное общество участвовало в состязаниях с другими клубами в начале ХХ в., и иногда успешно конкурировало с другими, более видными, клубами города. Так, в 1907 г. яхта «Летун», принадлежащая члену Ообщества, сотруднику физической обсерватории И.А. Тахванову, выиграла переходящий приз — кубок Лейб-Гвардии Гренадерского полка при состязании с другими клубами Балтики.
Петроградский Морской яхт-клуб, может быть, благодаря своей демократичности, уцелел в послереволюционные годы. Вот как его историю описывает Юрий Александрович Пантелеев, тогда молодой яхтсмен, активно участвовавший в водном спорте Петербурга, позднее — советский военачальник, адмирал: «Морской яхт-клуб со всем своим имуществом перебрался в брошенные хозяевами помещения Невского яхт-клуба и, став профсоюзным, превратился в «Водно-спортивную станцию» молодежи Васильевского острова.... Водно-спортивные станции получали пайки для руководителей и наставников парусного спорта и средства, позволившие начать ремонт части яхт. Все это помогло сохранить ценнейшее имущество яхт-клубов.
 
Издания клуба:
Устав Гаванского Парусного Общества. СПб., 1902.
Правила внутреннего распорядка Гаванского Парусного общества. Спб., 1907.


Copyright © 2012-2017 Санкт-Петербургский парусный союз
Разработка и поддержка сайта Сергей Темес