Истинный курс Бориса Хабарова. Штрихи к портрету юбиляра

За более чем полтора века истории проведения парусных гонок в Северной столице,  бесспорным лидером по числу участия и побед в них является Борис Александрович Хабаров.  Действующий яхтсмен,  с гоночным стажем в 65 лет,   по праву считается одним из лучших хранителей традиций петербургской парусной школы.

Коренной ленинградец, на чье детство пришлись тяготы жизни в блокадном городе, Борис Хабаров пришел в Центральный яхт-клуб ВЦСПС осенью 1948 года,   когда    навигация  уже заканчивалась.     Пришел без каких-либо особых целей, скорее из любопытства.  Спорт он любил и всестороннюю  спортивную подготовку  получал в секции Городского дворца пионеров на Невском проспекте. Любимым занятием Бориса были лыжные гонки, где он добился определенных успехов и уже имел первый юношеский разряд.

Зhabarov 02анятие  парусным спортом сначала рассматривалось как дополнение к основной  специализации.  Но, как и для многих его сверсников, посещение  старинного особняка на Петровской косе стало для юноши судьбоносным.   Царившая в этом здании атмосфера морской романтики, не могла оставить равнодушным никого. Подлинные картины известных маринистов XIX века,  невиданных размеров фотографии грациозных парусников в богатых краснодеревых рамах, изящные модели яхт, покрытые патиной старины серебряные кубки, заставляли каждого  невольно почувствовать  волнующую близость к чему-то необыкновенному, что может изменить обыденное течение жизни, сделать  ее  яркой и интересной.  После зимних занятий по теории морской практики, рассказов видавших виды мореходов о ветрах, волнах, яхтах и парусах,  Борис  понял, что останется в этом клубе навсегда и никогда в дальнейшем не пожалел о своем выборе.

Первой настоящей яхтой в его жизни стал гафельный тендер «Чапаев» (бывший «Тюлень»), построенный еще в дореволюционном 1906 году.  Работа без отдыха с тяжелыми мокрыми парусами в путанице бесчисленных снастей, под суровые окрики «морских волков» со стажем на год больше тебя, воспитывали из мальчишек настоящих яхтсменов куда быстрее и надежнее, чем нынешние катания на лощеных «оптимистах». Добиться серьезного успеха в парусном спорте в то время  было очень не просто.  Яхт, даже  далеких от совершенства, в начале 50-х годов в Ленинграде было крайне мало.  Основной формой спортивной работы были гонки с пересадкой экипажей. Возможность проявить себя за рулем яхты давалась каждому.   Борис Хабаров зарекомендовал себя умелым рулевым с первых шагов и был взят на земетку тренерами.       Уже в 1951 году  он занял 2 место в первенстве Ленинграда среди юношей в классе «Л-45»,  и две последующие навигации постоянно отходил рулевым быстрой и маневренной яхты «Л-3».  Упорный труд и недюжинные способности стали давать свои результаты.  Для яхтсменов 50-х годов обязательным было занятие в зимнее время буерным спортом. Это считалось, и не без основания, лучшей формой межсезонной подготовки для любого парусника.  Зимой 1954 года Борис Хабаров, которому не исполнилось и 20 лет, выиграл чемпионат Ленинграда в классе  «Монотип-XV», опередив многих, куда более опытных, товарищей. Летом того же года в ленинградские яхт-клубы  стали массово поступать  серийные яхты олимпийского класса «Дракон».  Борис Хабаров, как один из  лучших молодых рулевых, получил новую яхту в числе первых. Гонки с пересадкой стали уходить в прошлое. Для успеха на дистанции классных гонок от рулевых требовались уже другие качества.  Борис в полный голос заявил о себе уже на первом чемпионате города, где занял 3 место, уступив лишь двум сильнейшим рулевым страны -  Ивану Матвееву и Эдуарду Стайсону.  Позади него оказался и талантливый одноклубник,  24-летний Вячеслав Попель, к тому времени уже сокрушивший все авторитеты, выиграв чемпионат СССР в буерных гонках с пересадкой рулевых.  Соперничество с Попелем в последующие годы станет для Хабарова важнейшим стимулом к совершенствованию.  А тогда, осенью 1954 года, призыв  в армию перечеркнул самые радужные надежды.  Служить 3 года пришлось в обычной воинской части.  Правда Борис и его одноклубник Евгений Кузнецов проходили службу недалеко от Таллина и в дни увольнения могли посещать местный яхт-клуб ВМФ.  Но, если Кузнецов, будущий чемпион СССР в классе «Финн» мог тренироваться и участвовать в гонках на «финне», то Хабарову начальник яхт-клуба М.Ф.Бобрицкий, сам один из сильнейших «драконистов» страны, такой возможности не дал. Пришлось ограничиться зимними гонками на буерах.

Когда Борис вернулся в Ленинград после демобилизации, о соперничестве с Попелем, ставшим в 1957 и 1958 годах уже двукратным чемпионом СССР в классе «Дракон», речи не шло. Начинать пришлось практически заново.  После трех  потеряных для спорта лет необходимо было не только упорно тренироваться, собирать по крохам материальную часть, но еще и работать на заводе, учиться на вечернем отделении Института инженеров железнодорожного транспорта. Казалось, что мечты о больших победах в парусных гонках нужно оставить.  В то, что в Ленинграде можно пробиться в классе «Дракон» через заслон, созданный Матвеевым, Стайсоном и Попелем, делившими между собой победы в большинстве всесоюзных соревнований, не верил никто.  Только Борис Хабаров продолжал упорно идти к цели.  На предолимпийском чемпионате СССР 1960 года в Севастополе Борис едва не стал призером, заняв 4 место.  Через полгода выиграл серебряную медаль чемпионата СССР по буеру, где опередил Матвеева, Попеля и Шаврина.  На молодого гонщика обратили внимание тренеры сборной страны.     Три последующих года он упорно работал, продолжал тянуться за лидерами.  В 1961-63 годах  парусные федерации Ленинграда, Латвии и Эстонии  проводили матчевые встречи сильнейших «драконистов» в формате гонок с пересадкой экипажей. Экипаж Хабарова в этих гонках дважды вышел победителем и один раз занял 2 место.  А ведь в этих гонках участвовали не только именитые земляки  Матвеев, Стайсон и Попель, но и прибалтийские гранды Канский, Бобрицкий и Кузманов!  В 1964 году, впервые персонально для Хабарова, на Таллинской экспериментальной верфи был построен по спецзаказу новый «дракон» из красного дерева, пошиты  дакроновые паруса.  На «Драконе» № 528  Хабаров  в 1965 году стал призером всесоюзной Черноморской регаты,  боролся за медаль на чемпионате СССР, начал побеждать в отдельных гонках.

Между тем, даже в родном клубе он, казалось,  был обречен на вечную роль второго номера. Ведь необходимых материальных ресурсов клуб не имел и для уже признанных лидеров в своих классах яхт: В.Попеля, В.Горлова, Л.Дмитриева, Б.Мирохина, А.Коновалова, П.Гореликова, Е.Кузнецова.   К тому же в профсоюзном обществе «Труд», за которое выступали Попель и Хабаров, взошла новая звезда – Юрий Анисимов из Архангельска.  Молодой и талантливый он с первых шагов получил поддержку от Спорткомитета РСФСР, а позднее и всесоюзного ведомства.   И хотя в 1966 году чемпионом СССР в классе «Дракон» в четвертый раз стал В.Попель, было очевидно, что  в дальнейшем ставка будет сделана на Анисимова.  Перспектив на равное соперничество с новым лидером, который был еще и моложе его на 4 года,  у Хабарова, казалось,  не было никаких.     Ему снова оставалось только работать и ждать своего часа. В реальность успеха кроме него самого и верных друзей, шкотовых Владимира Лапина и Александра Агапова, не верили даже ленинградские тренеры.

В начале июля 1967 года в Ленинграде должна была состояться парусная регата Спартакиады народов СССР, на которой хозяева дистанции  справедливо надеялись на командную победу. Отбор в команду  проводили необычно рано, на Спартакиаде Ленинграда в начале мая, который в тот год выдался на редкость холодным, с сильными северными ветрами. В одной из гонок яхтсмены даже потеряли ориентацию на дистанции из-за снежного заряда. Эта Спартакиада стала переломной в спортивной биографии Хабарова. Он впервые безоговорочно выиграл у Попеля, финишировав первым в шести гонках из семи. Перед тренерами сборной города В.Обуховым, Э.Стайсоном и Д.Коровельским встала дилема: что делать?  Схожая ситуация была еще в двух классах, где молодые Юрий Киселев – «5,5» и Андрей Балашов – «Финн» победили фаворитов – В.Горлова и Е.Кузнецова.  Верх взял консервативный взгляд. Право выступать на Спартакиаде в классе «Дракон» предоставили действующему чемпиону СССР В.Попелю.

Нельзя сказать,  как бы мог выступить в этих гонках Хабаров.  Слишком непредсказуемой бывает Невская губа  в период июльских штилей. За чертой призеров оказался не только В.Попель, но и его вечные и не менее маститые соперники Ю.Шаврин и Е.Канский. Победил пермяк Д.Рогачев,  дублер Ю.Анисимова в команде РСФСР.   Борис Хабаров наблюдал за спартакиадными гонками  с судейского катера и до сих пор считает, что это не было пустой потерей времени.

Для дальнейшего роста требовались новые решения. Потенциал «Дракона» № 528  был исчерпан.  Яхта  проигрывала лодкам основных соперников, особенно полные курсы. При поддержке старшего тренера профсоюзов А.А.Чумакова удалось добиться разрешения на постройку для Хабарова более современной яхты на Таллинской верфи.   Новый «Дракон» за № 680 получили в середине 1968 года, назвали «Гладиатором» и сразу устроили ему проверку боем. На habarov 03Балтийской регате  экипаж Хабарова занял четвертое общее место и третье из советских участников. Результат обнадеживал. Отлично шла яхта и на регате в Варнемюнде. Здесь подвело отсутствие у наших яхтсменов правильно переведенного текста правил обмера.  Выигравший регату по сумме всех гонок, Хабаров,  был дисквалифицирован в последней гонке. При обмере его спинакер-гик оказался на 1 см. длиннее. Причина - в нечетком знании яхтсменами технологии обмера.   Больше половины следующего сезона экипаж интенсивно работал над доводкой материальной части.

Долгожданный успех пришел на чемпионате СССР 1969 года в Севастополе.   Триумф экипажа «Гладиатора» был безоговорочным. В последнюю гонку экипаж Б.Хабаров, В.Лапин и Н.Громов могли уже не ходить.

Как чемпион страны экипаж вошел в основной состав сборной команды СССР. Борис, наконец, решил оставить работу инженера на Вагоностроительном заводе им. И.Е.Егорова, полностью посвятив себя спортивной подготовке. Но его присутствие в сборной страны по-прежнему было скорее номинальным. За рубеж его не вывозили, качественной материальной частью не обеспечивали. Лидером оставался Юрий Анисимов, уже имевший к тому времени в своем активе золотую и бронзовую медали чемпионатов Европы, шестое место на чемпионате мира. Анисимов выступал на отличном «драконе» датской постройки, имел обширный набор импортных парусов.  Хабаров об этом не мог и мечтать. Таков был удел всех ленинградских яхтсменов. Тему приобретения импортной материальной части в Ленинграде на официальном уровне даже  обсуждать запрещалось. Огромный город, промышленность которого ежегодно приносила в государственный бюджет сотни миллионов долларов, был лишен права тратить даже малейшую часть этих средств на нужды своих лучших спортсменов. В отличие от союзных республик, имевших такие возможности.

После окончания навигации 1970 года, по итогам которой экипаж Хабарова вновь оказался вторым номером сборной страны, его многолетний соратник В.Лапин  решил уйти из спорта. Сочетать бесконечные сборы и соревнования с серьезной работой на производстве далее было невозможно. В экипаж Хабарова, напарником к Николаю Громову, пришел многоопытный мастер Владимир Яковлев. Оба матроса были старше своего капитана на четыре года. Огромного роста, атлетически сложенный Николай Васильевич Громов до прихода к Хабарову выступал в экипажах Попеля и Горлова, четыре раза побеждал в чемпионатах СССР,  много раз выезжал за рубеж. Удивительной  была биография невысокого крепыша Владимира Федоровича Яковлева. 12-летним мальчишкой он оказался на территории оккупированной немцами Псковской области, попал в партизанский отряд, стал разведчиком. Не раз смелому парню приходилось ходить в занятые врагом деревни, добывать нужные сведения и возвращаться в лес.  Отважного юного разведчика переправили в блокадный Ленинград, где он был зачислен юнгой учебного отряда одной из частей морской крепости Кронштадт.  В конце 1944 года юнга Владимир Яковлев, по его просьбе, был направлен на Дунайскую военную флотилию, в составе которой участвовал в освобождении Австрии и Венгрии.  Его военная эпопея отмечена боевыми медалями «Партизан Отечественной войны», «За боевые заслуги», «За освобождение Будапешта», «За Победу над Германией».  В парусный  спорт он пришел сразу после службы на торпедных катерах Северного флота.  Ходил шкотовым в экипажах Анатолия Коновалова, Вячеслава Попеля и Бориса Мирохина. Со всеми добивался высоких результатов, включая победу в чемпионате СССР 1966 года. Но, самое удивительное, что активно занимаясь спортом, он никогда не прерывал работу на оборонном предприятии, где считался уникальным специалистом. Его труд на заводе был оценен сначала орденом «Знак Почета», а перед самым приходом в экипаж Хабарова, в начале 1971 года,  высшей государственной наградой СССР – «Орденом Ленина». Заводское начальство не раз предлагало ему бросить спорт,  взамен обещая представить к званию Героя Социалистического труда.

Такой экипаж должен был ставить перед собой  самые высокие цели.  Зимой пришлось спешно готовить новую яхту. При ее постройке постарались устранить недостатки двух предыдущих.   Первый же старт нового сезона ознаменовался победой в Черноморской регате. Дальше следовал более строгий экзамен – международная Балтийская регата, участниками которой в классе «Дракон» традиционно были гонщики ГДР, считавшиеся сильнейшими в Европе. Не стала исключением и регата предолимпийского года.   В Таллин приехали:  чемпион Европы Р.Шварц, призер Олимпиады-68 П.Боровски, призер европейских чемпионатов Д.Белов. Здесь же все сильнейшие советские яхтсмены: экс-чемпион Европы Ю.Анисимов, многократные чемпионы СССР В.Попель и Е.Канский, опытные мастера А.Чучелов и Д.Рогачев.   Ленинградский экипаж в этой регате оказался единственным, кто смог достойно противостоять немецким гонщикам.    Как вспоминал тренер экипажа Виль Дмитриевич Обухов, у Хабарова тогда в Таллине получалось все: он всегда уходил со старта в группе лидеров, безошибочно выбирал путь на лавировке, уверенно шел полные курсы, четко контролировал действия соперников на финише.  Итогом стала убедительная победа в регате с перевесом в 30 очков над занявшим второе место немцем Дитером Беловым! Успех на Балтийской регате стал реальной заявкой Хабарова на место в олимпийской команде 1972 года.  Но и главный соперник, Ю.Анисимов, не собирался сдаваться. Принципиальная борьба должна была развернуться между ними на Спартакиаде народов СССР в Риге.  Но, Ю.Анисимов вместо участия в Спартакиаде, в очередной раз отправился за рубеж, а Хабаров, оставшись без главного соперника,  неожиданно для себя и для всех пропустил вперед украинца Анатолия Дегтяря.

Правда, под конец сезона  Хабаров взял реванш у Дегтяря, уверенно выиграв Кубок СССР в Одессе.  Эти соревнования, проходившие при свежих, иногда штормовых ветрах, показали, что на всесоюзных соревнованиях  яхта Хабарова уверенно лидирует при любых погодных условиях. А затем состоялась проба будущей олимпийской дистанции в Киле.  Предолимпийский сезон Борис Хабаров, впервые в своей спортивной биографии, завершил лидером сборной команды СССР.

Появление ленинградского экипажа на олимпийском горизонте не вызвало особого энтузиазма у руководства сборной страны.   В течение 5 предыдущих лет к выступлению за рубежом готовили только Юрия Анисимова. В целом, за исключением осечки на Олимпиаде 1968 года, Анисимов оправдывал вложенные в него силы и средства.   В свою очередь, Хабаров,  практически не имел ни серьезного зарубежного опыта, ни конкурентной на мировом уровне яхты.  На чемпионате Европы во Франции и на Кильской регата оба экипажа отборочный норматив не выполнили, хотя в одной из гонок в Кильской бухте Хабаров финишировал первым.  Было о чем подумать тренерам.    Решили продолжить отбор до окончания чемпионата СССР 1972 года  в Риге.

К тому времени во всех других классах яхт вопрос с олимпийским составом был решен и чемпионат страны для них был возможностью спокойно проверить свою готовность.  Битву устроили только в «драконах».  Вновь, как и в каждой гонке двух последних лет,  соперники словно тени ходили друг за другом. Перед завершающей седьмой гонкой Анисимов уже не имел шансов на успех.  Но, будучи в стороне от схватки претендентов, вплотную к Хабарову опять «подкрался» настойчивый и агрессивный  А.Дегтярь.  В случае его победы в чемпионате, «дракон» грозились вообще исключить из олимпийской заявки. В драматичной по накалу борьбы последней гонке, нужного результата удалось добиться буквально на последних метрах дистанции. Экипаж в составе Бориса Хабарова, Николая Громова и Владимира Яковлева стал чемпионом СССР и получил вожделенное для каждого спортсмена право стартовать на Олимпийских играх!

До старта в Киле оставался месяц.  Хабаров обратился к руководству сборной страны с просьбой дать ему возможность выступить на проверенной за рубежом яхте Анисимова.  Ведь только в этом случае появлялся реальный шанс бороться за место в заветной «шестерке», ниже которой планировать места на Олимпиаде не допускалось.  Времени на освоение лодки опытным яхтсменам было достаточно.  Но ему на встречу, по непонятным причинам, не пошли.  Экипаж Хабарова, единственный в советской команде, заявил на участие в олимпийской регате яхту отечественной постройки, заведомо неконкурентную в борьбе за высокие места.   Ленинградские яхтсмены сделали все, что могли сделать в существующих условиях. Не их вина, что имея самый массовый в мире флот «драконов»,  олимпийских высот в этом классе достигнуть так и не удалось.

В своем любимом классе «Дракон» Борис Хабаров прошел все основные этапы становления яхтсмена высокого класса: стал мастером спорта, членом сборной страны, чемпионом  СССР (дважды),  участником Олимпийских игр.     После «Дракона» у Бориса Александровича были другие яхты, много побед в крейсерских гонках, соревнования в Финляндии,  Швеции, Великобритании, Германии, Японии и в других странах.

Он и сегодня, зимой не пропускает ни одного выходного дня с хорошей буерной «дорогой»,  летом чаще других бывает в яхт-клубе, старается участвовать в каждой гонке.

Уже более полувека для всех, кто знает Бориса Хабарова, его путь в парусном спорте олицетворяет безграничную любовь к морю и яхтам, преданность родному клубу, верность традициям, требовательность к себе, честность в соперничестве, порядочность и культуру в общении. Таким курсом он и продолжает идти в свою 67 навигацию.   

Автор:  ЗТ России С.В.Перфильев


Copyright © 2012-2017 Санкт-Петербургский парусный союз
Разработка и поддержка сайта Сергей Темес