• Главная
  • Разное
  • Запретный город (Переход из Москвы в Турцию на яхте Azimut 70)

Запретный город (Переход из Москвы в Турцию на яхте Azimut 70)

Яхт-клуб «Форт Утриш» известен многим яхтсменам тем, что заход и выход судов в нем возможен только до 20.00, причем с обязательным уведомлением пограничников и записью в журнал. На вопрос, можно ли «без спросу» выйти покататься вдоль пляжа на гидроцикле, нам описали перспективы: тюремное заключение или (в случае возвращения после 20.00) — расстрел на месте за нарушение границы. Правила пришлось соблюдать, потому что в Анапе мы встали на неделю: сначала бушевал 05-5шторм, а потом мы снова собирали комиссию для «закрытия» границы. Неделю стояния мы скрашивали скандинавской ходьбой, поскольку мы заранее знали, где можно купить палки для скандинавской ходьбы, все свободное время мы шагали навстречу счастью, красоте и здоровью. По вопросу открытия границы, наученные горьким опытом, мы делали это уже с помощью местных агентов, которые взяли с нас за это всего... 17 000 руб. Собственно, почему мы это сделали в Анапе, если нас отправляли в Новороссийск?

Как выяснилось, Новороссийск — еще одна ложь, услышанная нами в Ростове. Оказывается, Анапа — точно такой же пограничный пункт, как Ростов или Азов. Анапские агенты сказали, что если бы мы и пришли в Новороссийск, то потеряли бы пару недель: там оформляется такое количество судов, что очередь надо занимать задолго. А с учетом того, что мы, по сравнению с большими танкерами, — мелкота, то работали бы с нами по остаточному принципу. Чем руководствовался тот пограничник в Ростове, отправляя нас в Новороссийск, — одному богу известно, но было ощущение, что мы враги народа, а не граждане своей собственной страны.

Итог: попытка сделать все без агентов задержала нас почти на две недели. Наш совет — экономить время, договариваться об оформлении выхода заранее и делать это в Анапе, которая не является большим грузовым портом и отличается сравнительно нормальным отношением к яхтсменам. Во всем остальном Анапа производит впечатление города из нашего советского детства: такая же набережная, столовая №1, куда строем ходят отдыхающие с пляжа, даже фотографы используют тот же картонный антураж, что и десятилетия назад. Только к правилам и запретам, существовавшим в СССР, теперь добавились новые. Например, территория Большого Утриша для стоянки судов закрыта, как и известные всей стране пляжи; связано это с планами строительства «особых персональных» дач.

Дачи нас как яхтсменов не особенно интересовали, но оказалось, что водное пространство вокруг Утриша тоже закрыто, и на картах уже есть обозначение запрета стоянки. Заходить в марину можно, но обходя запретные зоны за 5-6 миль. При этом ты слышишь по рации позывные всех пограничников, получаешь кучу предупреждений и вопросов — кто, откуда, куда и зачем. И это несмотря систему AIS у нас на борту! И вот перед нами Черное море.

По всем лоциям — одно из самых опасных водных пространств в мире. 200 миль перехода в Синоп (по прямой) давали основания комиссии проверить нас на соответствие требованиям безопасности. Во-первых, регистрация ГИМС не позволяла нам вообще выходить за пределы 12-мильной зоны; рация на судне у нас речная, а не морская. Единственное, что могло нас спасти, — жилеты, плот и аварийный радиобуй EPIRB. Ведь первоначально мы вовсе и не собирались идти морем!

Роман Скалозуб Motor Boat & Yachting Russia


Copyright © 2012-2017 Санкт-Петербургский парусный союз
Разработка и поддержка сайта Сергей Темес