Звезда из блокады. В.Т.Попель

В 1946 году по решению Советского Правительства в крупных городах страны началось создание сети детских спортивных школ по различным видам спорта. В Ленинграде одной из первых была организована детская парусная школа на базе старейшего яхт-клуба страны на Петровском острове.

Popel 001

Именно первые несколько лет формирования парусной школы Центрального яхт-клуба заложили фундамент развития ленинградского парусного спорта на последующие полвека. Из числа новобранцев первого года самой известной и значимой в парусном спорте личностью стал впоследствии Вячеслав Тимофеевич Попель. 

В тот год 16-летний Слава Попель был зримым воплощением судьбы ленинградских мальчишек своего поколения – рано повзрослевший, исхудавший и не по возрасту малый ростом, но с гордостью и по праву носивший боевую награду - медаль «За оборону Ленинграда».

Биография юного Попеля была вполне обычной для того времени. Семья его происходила из зажиточных украинских крестьян, имевших польские корни. Отец - Томаш Попель, был не только крепким земледельцем, но и разносторонне развитым человеком, известным в округе мастером по изготовлению музыкальных инструментов.

Младшего сына при рождении назвали Вячеславом, а вот крестили в православной церкви, откуда появилось его второе имя - Виктор.

Так и прожил он всю свою жизнь – по паспорту Вячеслав, а в семье и в кругу друзей – Виктор. Весной 1931 года, когда по всей Украине покатился мрачный вал раскулачивания, семья Попеля успела уехать в Ленинград и тем спастись от неизбежных репрессий. 

В Ленинграде жизнь пришлось начинать практически заново. Отец взял русское имя Тимофей и сумел получить место столяра-краснодеревщика в мастерской по реставрации антикварной мебели. Поселилась семья в знаменитом доме Фаберже на улице Герцена, превращенном советской властью в обычный коммунальный муравейник.

Детство и юность, проведенные в окружении улиц, набережных и зданий великого города, общение с людьми, хранившими наследие традиций петербургской истории и культуры, пережитые вместе с городом трагические события военных лет, сформировали личность Вячеслава Попеля, ставшего в среде советских яхтсменов олицетворением образа ленинградца-блокадника.

Во время войны семья Попеля не успела эвакуироваться из осажденного города. Старшего брата мобилизовали на фронт, отец умер от голода в январе 1942 года, тогда же уволили с Балтийского завода мать. Кто-то написал донос, что она из «раскулаченных». Семье из трех человек выжить на иждивенческие карточки было невозможно. Сосед по квартире помог устроить парня работать на Охтинский деревообрабатывающий завод.

Так 11-летний Вячеслав начал свою трудовую биографию. В феврале 1943 года тот же сосед помог ему перевестись на Инструментальный завод учеником слесаря. Завод выпускал снаряды для фронта и ощущение непосредственной причастности к разгрому врага придавало сил. Медаль за свой самоотверженный труд Попель получил в 1944 году, на два года раньше, чем паспорт. В том же году он вернулся в школу, где, кстати, с первого дня и до окончания 7 класса, просидел за одной партой с Львом Виноградовым, впоследствии известным гонщиком и конструктором буеров, 8-кратным чемпионом СССР.

В первую послевоенную зиму В.Попель, его одноклассник Л.Виноградов и еще один будущий чемпион – Борис Ильин пришли в Городской дворец пионеров на Невском проспекте, где стали слушателями курсов юных яхтсменов, вел которые известный в Ленинграде спортсмен и яхтенный капитан Сергей Иванович Ухин. С этих курсов прямая дорога привела всех троих в новую детскую парусную школу Центрального яхт-клуба

Своего учебного флота у только-что образованной школы не было и ее директор, Владимир Евграфович Леонов, закрепил своих воспитанников за экипажами опытных яхтсменов. В. Попель попал на яхту «Л-60», где его капитаном и первым тренером стал Дмитрий Николаевич Коровельский, один из лучших гонщиков страны того времени. Эта встреча во многом определила будущую спортивную биографию В. Попеля. Как вспоминал впоследствии Д. Н. Коровельский, его юный воспитанник уже на первом году выделялся среди сверстников удивительной прилежностью в обучении морским наукам, быстротой усвоения навыков управления яхтой, а к концу навигации уверенно управлял яхтенным «тузиком» с рейковым парусом. Становление яхтсмена шло не просто.

Тренеру запомнились и первое ночное плавание, в котором незадачливый матрос умудрился утопить тяжелый адмиралтейский якорь, и получившийся экстремальным, обычный для того времени поход на буере до Зеленогорска и обратно в 1948 году, когда из-за стихшего ветра им вдвоем пришлось провести морозную январскую ночь на льду без надежды на постороннюю помощь. Согреваясь сожгли даже латы, вынутые из паруса. 

Следующим летом Вячеслав Попель, вместе с Львом Виноградовым, Татьяной Поповой и еще шестью воспитанниками школы без разрешения и без спасательных средств отправились в Петергоф на гоночном швертботе, рассчитанном на 3 чел. и были застигнуты в пути настоящим штормом. До конца дня и на следующее утро о пропавших яхтсменах не было никаких известий. Лишь через сутки, с помощью пограничников, удалось узнать, что все горе-мореплаватели живы и сидят на берегу. Это был очень серьезный проступок и от исключения из клуба всех спасла только мудрость директора яхт-клуба Николая Николаевича Попова, не давшего волю справедливому гневу. 

Popel 002Осенью 1948 года к Попелю пришел первый по-настоящему значимый успех в гонках. Вместе со шкотовыми К.Александровым и В.Кузьминым он выиграл первенство Ленинграда по гонкам с пересадкой на швертботах. А ведь соперничать 18-летнему парню пришлось с сильнейшими мастерами того времени, победителями и призерами всесоюзных соревнований: Георгием Садовским, Борисом Лалыко, Николаем Ковригиным! Стало очевидным - в вышедшем из блокады поколении ленинградских яхтсменов появилась новая звезда, сравнимая по таланту с молодым Иваном Матвеевым! Ему еще предстояло многому научиться, преодолеть не мало барьеров, прежде, чем занять свое достойное место в когорте сильнейших парусников страны.

Способных и уже зарекомендовавших себя гонщиков в Ленинграде тогда было предостаточно и пробиться сквозь их строй было не просто. Яхтсмены старшего возраста искусственное продвижение молодежи не приветствовали, скорее наоборот. В условиях отсутствия системной подготовки яхтсменов-гонщиков преобладала точка зрения, согласно которой молодой гонщик должен был всего добиваться сам. Возможно, поэтому и появилось в начале 50-х годов так много ярких личностей.

За Попелем с молодых лет закрепилась репутация парусника «от Бога», обладавшего исключительным талантом, и он по мере сил это мнение старался оправдывать. Зимой 1949 года он одним из первых в стране стал мастером спорта по буеру, выиграл чемпионат Ленинграда. Летом того же года участвовал в чемпионате страны по гонкам с пересадкой в составе экипажа И.П.Матвеева, где, как говорил сам, своим пытливым взглядом сумел распознать и взять себе на вооружение часть секретов этого мастера. 

Успехи в буерных гонках пришли к Попелю раньше, чем в гонках на воде. В 1952 году в Риге он с большим преимуществом выиграл чемпионат СССР в «12-метровом» классе, опередив признанных асов этого класса: рижан Евгения Канского и Игоря Лазурку, таллинцев Рейна Кумари и Андрея Чучелова, своих маститых земляков Николая Ермакова и Сергея Витта. Тогда же состоялись гонки с пересадкой экипажей на буерах класса «Монотип-XV», участвовать в которых обязали всех сильнейших буеристов, а также яхтсменов олимпийской сборной СССР. Это были единственные в истории чемпионатов страны гонки, в которых, борьба шла, фактически, за звание абсолютного чемпиона СССР по буеру. Перед завершающей гонкой В.Попель опережал Матвеева и Канского, но многоопытный рижанин, который был старше Попеля на 23 года, сумел решить спор в свою пользу. Тем не менее и серебро молодого Вячеслава Попеля было признано подлинным триумфом. Сейчас уже трудно объяснить: почему в период коренной перестройки системы подготовки советских яхтсменов после поражения на Олимпийских играх в Хельсинки, В.Попеля не привлекли к подготовке в составе сборной СССР? Но, произошло именно так и наиболее благоприятное для становления спортсмена международного уровня время, оказалось потерянным.
В полный голос заявить о себе на всесоюзной арене в олимпийском классе яхт Попель смог только на чемпионате СССР в 1957 году. Его дебют запомнился на многие годы вперед. В гонках «драконов» получила продолжение скандальная история прошлогоднего соперничества двух непримиримых соперников – И.Матвеева и Е.Канского. Год назад, в период подготовки к Олимпийским играм в Мельбурне, в борьбу за лидерство в классе «Дракон» неожиданно включился до этого малоизвестный в стране ленинградский яхтсмен Николай Иванович Ковригин, одноклубник В.Попеля по обществу «Авангард». И хотя мало кто сомневался, что в Мельбурн поедет Иван Матвеев, формально последнюю точку должен был поставить чемпионат СССР в Таллине.

Popel 003

Перед стартом чемпионата И.Матвеев подал протест по обмеру на несоответствие яхты Е.Канского правилам класса. Главный меритель чемпионата С.И.Ухин не нашел оснований удовлетворить протест Матвеева: контрольный обмер яхта Канского прошла, документы были оформлены правильно. В гонках же борьба сложилась так, что перед заключительным стартом лидировал Н.Ковригин, на втором месте шел И.Матвеев и в борьбе между ними должна была решиться судьба золотой медали. При чем, в случае, если Матвеев выигрывал гонку, Ковригину для победы нужно было финишировать вторым. В решающей гонке Матвеев уверенно лидировал от старта и до финиша, а Ковригин шел третьим, уступая несколько десятков метров яхте Е.Канского.

У последнего поворотного знака экипаж Е.Канского неожиданно не смог вовремя убрать спинакер и показательно долго боролся с ним до тех пор, пока мимо не прошла яхта Н.Ковригина. После этого спинакер был немедленно убран. На финише яхту Н.Ковригина - нового чемпиона СССР, приветствовали салютом. Но дело этим не кончилось. Прибыв на берег И.Матвеев вновь подал протест на Е.Канского и добился полного обмера его яхты. Е.Канский был дисквалифицирован, а результаты его выступления аннулированы. Изменившийся расклад мест в гонках сложился в пользу И.Матвеева и он, уже в 11 раз, был объявлен чемпионом СССР. Импульсивный Н.И.Ковригин настолько сильно переживал эту историю, что на несколько лет вообще ушел из парусного спорта. Лидером команды ленинградского «Авангарда» в классе «Дракон» стал Вячеслав Попель. На чемпионате СССР 1957 года, проводившемся в Ленинграде, В.Попель, не взирая на авторитеты, уверенно боролся за лидерство. В последний гоночный день на золото претендовали только В.Попель и Е.Канский. В случае, если гонку выигрывал Е.Канский, то В.Попелю нужно было приходить на финиш вторым. Повторялась интрига прошлогоднего чемпионата, с частичной сменой участвующих лиц. Финишную лавировку Е.Канский начал уверенно лидируя, И.Матвеев шел вторым. Заметно отстававший В.Попель шел третьим и на последнем отрезке дистанции повернул влево, в противную от Матвеева сторону, приняв единственно правильное решение в такой ситуации. Е.Канский держался ближе к оси дистанции, а Матвеев оставался на ее правой половине. Канский без проблем довел яхту до финиша первым и в его честь прозвучал салют. Неожиданный заход ветра влево резко изменил ситуацию: И.Матвеев, занимавший по отношению к В.Попелю крайне правую позицию, потерял свое преимущество.

Шанс финишировать раньше Попеля у него оставался, если вовремя сделать поворот, но Матвеев продолжал идти правым галсом вдоль финишной линии, пока яхта Попеля не прошла у него по носу на левом галсе и не финишировала впереди. Обескураженные судьи вынуждены были дать второй салют, теперь уже в честь экипажа В.Попеля. Со стороны Е.Канского последовал протест, но судьи, после многочасового разбирательства, не нашли в действиях Матвеева каких-либо нарушений. 

Так Вячеслав Попель открыл свой победный счет на «драконах».

Вместе с ним золотые медали получили шкотовые Олег Сахалов и Адольф Боровков. Кто-то посчитал этот успех везением, но все 

сомнения относительно своего лидерства В.Попель снял уже в следующем сезоне 1958 года. На новой, специально для него построенной, яхте «Задор» под №86, с новыми шкотовыми Борисом Хлыстовым и Николаем Громовым, молодой чемпион страны набирал силу от старта к старту и осенью на чемпионате СССР в Одессе не оставил соперникам никаких шансов, финишировав первым в пяти гонках! Казалось в сборной страны, ведущей подготовку к Римской Олимпиаде, на смену И.Матвееву пришел новый лидер, обладающий большим потенциалом роста. Но, все оказалось не так однозначно.

За два последующих сезона В.Попель проиграл все главные старты своему земляку Эдуарду Стайсону, которому и доверили выступление на Олимпийской регате 1960 года в Неаполе. В.Попель тоже туда поехал, но только запасным участником. Руки он не опустил и к весне 1961 года подготовил к гонкам новый «дракон», построенный на Ленинградской верфи ВЦСПС бригадой ее лучших мастеров во главе с Сергеем Владимировичем Виттом. Яхту, получившую №324, назвали «Демоном» и в отношении соперников она свое грозное название вполне оправдала.

На этой яхте В.Попель уже в первую навигацию 1961 года выиграл свой очередной чемпионат СССР, участвовал в гонках за «Золотой кубок» в шотландском Эдинбурге. 

На всесоюзной арене главным соперником Попеля стал москвич Юрий Шаврин, до этого пять раз выигрывавший чемпионаты страны на одиночках, выступавший на Олимпийских играх, мировых и европейских первенствах. Именно между Попелем и Шавриным развернется борьба за лидерство в наступившем четырехлетии. Отдавая должное выдающимся спортивным качествам Юрия Сергеевича Шаврина, следует признать, что это соперничество имело заранее предсказуемый результат.

Слишком в неравных условиях им пришлось конкурировать. Протекционизм в отношении москвичей, особенно если они представляли Военно-морской флот, был в те годы чуть-ли не узаконенной нормой. Все вопросы материального обеспечения, выездов за границу решались тогда с уклоном в одну сторону. Для ленинградцев, ставящих перед собой амбициозные цели, переезд в Москву был практически единственным шансом добиться серьезного успеха. Так впоследствии поступили Андрей Балашов и Владимир Васильев.

Popel 004

За все годы исключение составлял только И.П.Матвеев. Но, с его авторитетом и влиянием в парусном мире вообще никто не мог соперничать. В.Попель же всегда оставался патриотом своего города и профсоюзного яхт-клуба. 

1962 год прошел для В.Попеля в целом успешно. И хотя он уступил на чемпионате страны Е.Канскому и Ю.Шаврину, но сохранил свои позиции в составе сборной СССР. К тому же в его активе были вторые места, занятые на престижных регатах в Генуе и в Ростоке. 

Предолимпийский 1963 год стал решающим. Приобретенная в Дании яхта фирмы «Бориссен», как и следовало ожидать, досталась Ю.Шаврину. Борьба за лидерство в сборной продолжалась до последней гонки чемпионата СССР в Жданове. Только приход Ю.Шаврина первым в последней гонке выявил победителя. Тренер сборной Ленинграда Виль Дмитриевич Обухов настойчиво предлагал В.Попелю опротестовать последнюю гонку, у него были обоснованные сомнения в отношении соблюдения судьями контрольного времени, но Попель, посчитавший эту затею безнадежной, протестовать не стал.

Его олимпийская мечта опять не сбылась. Даже когда В.Попель выиграл официально объявленный отбор на чемпионат Европы, руководством Всесоюзной федерации было объявлено решение заявить на гонки в Греции экипажи яхтсменов ВМФ - Ю.Шаврина и И.Матвеева. Решение было аргументировано тем, что Шаврин идет лучше Попеля в сильный ветер, а Матвеев обыграл их обоих по слабым ветрам на Балтийской регате. Следовательно, в случае преобладания определенного типа погоды, у кого-то из двоих будет больше шансов добиться результата, чем у Попеля. 

Правда, позднее И.Матвеев не смог выехать за рубеж и возможность выступить в Греции получил В.Попель. Этот чемпионат навсегда остался в его памяти. Во-первых, там он на своем скромном, по европейским меркам, «драконе» на равных боролся за место в первой пятерке с сильнейшими гонщиками Европы, а во-вторых, после этого чемпионата он получил поистине европейскую известность. А случилось следующее. В одной из заключительных гонок у поворотного знака произошло касание между яхтами Попеля и наследника испанского престола Принца Хуана Карлоса. Виноват был испанец, но тяжба с венценосной особой успеха не сулила и Попель добровольно признав себя виновным в инциденте сошел с гонки.

На берегу испанец сам подошел к нему, извинился и поблагодарил за то, что был избавлен от нежелательной для него процедуры разбора протеста. На заключительном банкете по случаю окончания чемпионата главный триумфатор Олимпиады 1960 года и будущий Король Греции Константин II в своем выступлении назвал Вячеслава Попеля истинным джентльменом, поднял за него тост и пригласил за свой королевский стол вместе с Хуан Карлосом и его невестой - будущей Королевой Испании Софией.

Еще этот год запомнился Попелю и страшной силы штормом, накрывшим Финский залив в конце августа. Впервые за много лет экипаж на своем «Демоне» ушел в поход с ночевкой на один из кронштадских фортов. Ночью подошел циклон с 8-бальным западным ветром, разогнавшим большую волну. К 16 часам сила ветра стала ослабевать, что спровоцировало многие яхты, включая швертботы учебного отряда, отправиться в Ленинград. Но, на обратном пути яхтсменов застиг жестокий шторм, силой не менее 10 баллов. «Демон», вышедший раньше других, встретил удар ветра уже пройдя большую часть пути и держа курс в направлении Петровского фарватера. Яхта неслась по ревущим волнам, казалось поднимающимся от самого дна Невской губы.

Даже видавший виды Попель, ни до того, ни после, в подобную ситуацию не попадал. Неожиданно, среди кипящих гребней мелькнул вертикально торчащий нос полузатопленной «казанки» с обхватившим его человеком. Невероятным маневром Попель сумел с первой попытки безошибочно подвести яхту на одну секунду к гибнущему катеру, а Борис Хлыстов в одно мгновенье оторвал от него несчастного. Спасенным оказался 15-летний парнишка, приехавший из Калининграда в гости к родственникам и вышедший с ними в залив на прогулку. Всего в тот трагический день в заливе погибли 130 чел., в их числе 8 яхтсменов учебного отряда Центрального яхт-клуба. Пару дней спустя отец парня нашел Попеля в яхт-клубе, поблагодарил за спасение сына, посетовал по поводу гибели брата с женой, а затем поинтересовался: «А где мотор с катера?».

Со следующего сезона произошли изменения и в составе экипажа. Николай Громов ушел на «пятерку» к Виктору Горлову, а его место занял Владимир Яковлев, до этого успешно выступавший на «Летучем голландце» с Анатолием Коноваловым и считавшийся одним из лучших шкотовых страны. На всех соревнованиях 1964 года экипаж Попеля был в числе призеров, но Шаврин на своей первоклассной яхте, выглядел убедительнее и от него, вполне обоснованно, ждали высокого результата на Олимпийских играх.

Поражение советских яхтсменов на Токийской Олимпиаде было неожиданным для тренеров сборной и руководства Всесоюзной федерации. В доктрине, принятой на следующее четырехлетие, основным инструментом исправления ситуации стала принципиально 

Popel 005

новая система отбора в сборную команду СССР. Теперь на место в команде могли претендовать только яхтсмены, использующие на внутрисоюзных соревнованиях материальную часть отечественного производства.

У В.Попеля вновь появился шанс и на первом же соревновании сезона – Черноморской регате, он его реализовал, одержав уверенную победу. В этой регате впервые заявил о себе 27-летний гонщик из Архангельска Юрий Анисимов, занявший второе место, оттеснив Б.Хабарова, Ю.Шаврина и Е.Канского. Этот, безусловно, талантливый гонщик, сразу оказался в центре внимания, а через год стал главным фаворитом в борьбе за олимпийскую путевку. Даже на первый официальный чемпионат мира в классе «Дракон» В.Попель, выигравший отбор, вынужден был включить в свой экипаж Ю.Анисимова.

В следующем, 1966 году ленинградцы сохранили лидирующие позиции, выиграв несколько регат, включая чемпионат СССР в Севастополе, ставший для В.Попеля четвертым чемпионским титулом в классе «Дракон». 

После этого в спортивных результатах В.Попеля начался длительный спад. Испытанный «Демон» уже не мог конкурировать с более современными яхтами. Попытки восстановить свои позиции на других яхтах и с другими шкотовыми: Ю.Ветровым, Л.Гориным, В.Бойченко, Ю.Уткиным и И.Перовским успеха не принесли. 

В Ленинграде место лидера в «драконах» прочно занял его старый товарищ Борис Хабаров, в 1969 и 1972 году добившийся побед в чемпионатах СССР, а с ними и права стартовать на Олимпийских играх. В успехах Хабарова есть и заслуга Попеля: двум мастерам такого класса трудно было выживать в одном небогатом клубе, но оба вели себя по отношению друг к другу в высшей степени достойно, к тому же, шкотовые Николай Громов и Владимир Яковлев пришли к Хабарову уже зрелыми мастерами, пройдя «драконовскую» школу в экипаже Попеля. 

В отечественной истории яхт класса «Дракон» имя Вячеслава Тимофеевича Попеля навсегда останется первым по числу побед и медалей, завоеванных в чемпионатах Советского Союза, он открыл счет участию советских яхтсменов в «Золотом кубке», в чемпионатах Европы и мира в этом классе яхт.

И есть, наверное, своя справедливость в том, что в последней гонке чемпионата страны 1972 года, ставшей завершающей для класса «Дракон» в олимпийском статусе, первой пересекла финишную линию яхта «Викинг» под управлением Вячеслава Попеля. 

Кумир ленинградской парусной молодежи 50-60 годов, пятикратный чемпион СССР еще долго служил любимому дела работая тренером в Детской спортивной школе и в Учебной части Центрального яхт-клуба, возглавлял сборную команду Ленинграда. Завершающие яркую спортивную жизнь В.Т.Попеля годы были отданы яхт-клубу Ленинградского кораблестроительного института. С именем В.Попеля навсегда останутся связанными последние годы существования некогда лучшей в Ленинграде, если не во всей стране, студенческой парусной секции. Любовь к парусному спорту он сумел передать десяткам юношей и девушек.

Сердце замечательного яхтсмена остановилось 21 января 1998 года на 68 году жизни. 

В памяти друзей и соратников Вячеслав Тимофеевич Попель остался человеком чести и достоинства, надежным товарищем, беззаветным патриотом родного города, парусного спорта и яхт-клуба на Петровской косе.

Автор: ЗТ России С.В.Перфильев

 


Copyright © 2012-2017 Санкт-Петербургский парусный союз
Разработка и поддержка сайта Сергей Темес